Форум журнала ПРОФСОЮЗ ПОЛИЦИИ - Показать сообщение отдельно - Герой Советского Союза Валерий Бурков - монах с военным прошлым
Показать сообщение отдельно
Старый 19.01.2017, 00:01   #4
Garikor
Почетный гость форума
 
Регистрация: 11.01.2010
Адрес: г. Москва
Сообщения: 1,475
По умолчанию

[...]
Есть ли воля Божия, чтобы я был монахом?

А потом нежданно-негаданно случилась поездка к старцу Илию (Ноздрину), в 2015 году. На нее будущий инок Киприан не напрашивался, его пригласили. Не знал, что у отца Илия спрашивать: он ведь старец - наверное, сам скажет волю Божию. Первым делом отец Илий подошел к товарищу Буркова, с которым тот приехал, Константину Кривунову, и сказал: "Вот, священником будешь!".

"А ведь до этой встречи у нас с Константином был разговор о священстве, - вспоминает отец Киприан. - Он сказал, отвечая на мой вопрос: "Знаешь, Валера, священником - не знаю, смогу ли быть, потяну ли, а вот диаконом - не отвергаю, может быть, это мое…".

Когда настала очередь Буркова, Герою Советского Союза ничего иного не пришло в голову, как только спросить: "Есть ли воля Божия на постриг меня в монахи?". И старец не сразу, а помолившись с минуту-другую, шлепнув его по голове, благословил.

Прошло полгода, и вдруг - звонок от иеромонаха Макария (Еременко), благочинного Казанского мужского архиерейского подворья города Кара-Балта Бишкекской и Кыргызстанской епархии: "Смотри электронную почту. Мы тебя благословляем послушником, будешь возглавлять киргизскую общину на территории РФ, будешь заниматься катехизацией и оказывать социальную помощь".

А 8 месяцев спустя, в июне 2016, точно такой же звонок: "Приезжай в апостольский пост на постриг. Владыка благословил!".

"Я думаю, - вспоминает отец Киприан, - ничего себе! Без меня меня женили! Но у меня же принцип: ни от чего не отказываться, кроме греха, конечно, тем более, если предложение или просьба исходят от священника, и ни на что не напрашиваться самому. Но все-таки - так неожиданно это произошло. Я сомневался, думал, может, следующим постом меня постригут в монахи..."

Но оказалось, что владыка уже подписал распоряжение - перенести нельзя. Так, без своей инициативы, Валерий сначала стал послушником, а затем иноком Киприаном.

И человек, который всю жизнь командовал, отдавал распоряжения, был во власти, отдал себя в полное послушание:

"Поначалу, когда читал молитвы "Да будет воля Твоя, но не моя", я вообще не понимал, как это? А куда я тогда денусь? Я всегда все сам решал, и вперед!

А со временем я понял: да нет ничего лучше, чем предать себя воле Божьей, отдать себя в послушание опытному человеку. Потому что кто же лучше Бога знает, что тебе полезно? Никто!

Сам никогда так не обустроишь свою жизнь, как Господь. Потом удивляешься этому!

Лучше точно ничего не планировать. А у меня раньше, действительно, на год было все распланировано. Сейчас я не знаю, что будет через несколько дней, и не планирую даже!"

Инок со звездой Героя

2016 год. На второй день после пострига инока Киприана благословили надеть звезду Героя Советского Союза. Он очень удивился! Думал, что с "гражданкой" покончено, со звездой тоже, больше не придется надевать костюм. А ему говорят: это проповедь. Сначала не понял: как это? А за несколько месяцев поездок по России все встало на свои места.

"А уединения как не было, так и нет, - улыбается отец Киприан - Думал, наконец-то в келье запрусь и молиться буду, но Господь устроил иначе".

С осени 2016 года он - в разъездах по стране. Признается, что даже будучи политиком не говорил так много, как сейчас. Но сейчас, конечно, другое - проповедь.

И - никогда, кажется, не оканчивающаяся учеба. Педагогическое образование в Свято-Тихоновском университете - оно нужно для того, чтобы заниматься катехизацией; психологическое - в РПУ, чтобы лучше помогать страждущим; и учеба на миссионерском факультете - в Киргизии без таких навыков и знаний сложно. "Мы обязаны нести свет братьям-мусульманам, и надо это делать по-умному", - объясняет отец Киприан.

На мужском подворье в Кара-Балта, в Киргизии, сейчас всего 6 монахов. Живут в глинобитных кельях-землянках с печным отоплением, одну такую летом отец Киприан ремонтировал, условия самые скромные, храм не отапливается. Восстановление монастыря идет тяжело, без поддержки трудно создать даже элементарные условия для существования воскресной школы, центра душепопечения и психологической помощи. Негде расселить приезжающих даже на ночь, негде побеседовать с обращающимися к монахам за помощью, кроме своей кельи. Но ведь это не дело.

Герою Советского Союза теперь приходится поднимать свои старые связи, ездить, чтобы помочь миссии в Киргизии. Про киргизов отец Киприан говорит: простой, хороший, дружелюбный народ. И не перестает удивляться:

"Вот интересно! В Подмосковье Господь ко мне кого приводил? Киргизов и немножко казахов, инославных. Где я принял постриг? В Кыргызстане! Вот как Господь управляет. Сам бы никогда в жизни не подумал, что здесь окажусь. А раз оказался - значит, я тут нужен".

Отец Киприан не выпал из жизни. Рассказывает, что знаком с офицерами, которые сейчас служат в Сирии, что новое поколение военных выросло достойным, ими можно гордиться. Говорит о том, что отношение к армии сейчас поменялось - стало лучше. Теперь даже большой конкурс в военные училища и на службу по контракту.

"Военному что важней всего? Тыл: чтобы он знал, уходя на войну, в случае его гибели о его семье позаботятся. Тогда и умирать не страшно, потому что для тебя семья и есть твоя Родина".

Но теперь главное дело его жизни не связано ни с политикой, ни с армией, ни с общественной деятельностью:

"Главное - это проповедь. Донести до сердце людских: "Возлюби Господа всем сердцем своим, всей душой своей, всем разумением своим, всей крепостью своей, и ближнего, как самого себя.

Центр всей жизни человека - это любовь. Бог есть любовь, а пребывающий в любви пребывает в Боге, а Бог - в нем. Без Бога любви не бывает".

В 1992 году, лежа в госпитале, Валерий Анатольевич Бурков услышал выражение: "Вера горы двигает". И эти слова его укрепили, помогли сохранить оптимизм. А сейчас...

"Сейчас, - говорит отец Киприан. - я не верю, я знаю! Я просто человек знающий и убежденный через знания, что все будет хорошо для тех, кто любит Господа. А для тех, кто отвергает, ад уже здесь начинается - такие люди ко мне сейчас и приходят".

Война для Буркова продолжается, но она совсем другая. "Армия отдыхает по сравнению с монашеством!" - улыбается полковник в отставке, ныне - инок. Внутренняя война и война с духами злобы - тяжелее:

"Знаете, что я вам скажу. Есть три подвига: подвиг на войне, подвиг в миру, в повседневной жизни, и подвиг монашеский. Я имею все три опыта. Я был на войне, я жил в миру, был женат, сейчас я в монастыре.

Я вам скажу, что монашеский подвиг — гораздо сложнее остальных. Я его по тяжести поставил бы на первое место! Но и по радости - тоже на первое… Как говорят, если бы люди знали, какие трудности есть в монашестве, никто бы не пошел в монастырь. Но если б знали, какая радость доступна монахам, пошли бы все!".

Валерия Михайлова, Виктор Аромштам
"Православие и мир"
http://www.pravmir.ru/creative/inok-...chem-na-voyne/
__________________
Я не люблю себя, когда я трушу,
обидно мне, когда невинных бьют,
я не люблю, когда мне лезут в душу,
тем более, когда в нее плюют.
Garikor вне форума   Ответить с цитированием