Вместо грабителя СО СУ СКР по г. Севастополю задержал полицейских - Страница 3 - Форум журнала ПРОФСОЮЗ ПОЛИЦИИ
Форум  журнала ПРОФСОЮЗ ПОЛИЦИИ  

Вернуться   Форум журнала ПРОФСОЮЗ ПОЛИЦИИ > Профсоюзы сотрудников правоохранительных органов > Обращения в профсоюз
Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Обращения в профсоюз консультационная и иная помощь коллегам оказавшимся в трудной жизненной ситуации

Ответ
 
Опции темы
Старый 11.04.2016, 13:08   #21
Владимир Гордиенко
Член профсоюза
 
Аватар для Владимир Гордиенко
 
Регистрация: 23.03.2014
Адрес: г. Севастополь
Сообщения: 18
По умолчанию

Считаю, что следователь Болбот Н.С., так же, не мотивированно отказал мне в удовлетворении указанного выше ходатайства, что свидетельствует только об одном – отсутствие его желания объективно и всесторонне провести в отношении меня предварительное следствие, а цель - осуществить уголовное преследование меня исключительно с обвинительным уклоном в «погоне за показателями».
3. Хочу отметить, что версия следствия, которая обозначена в постановлении о привлечении меня в качестве обвиняемого от 10.04.2015 г. - ошибочна и не имеет ничего общего с фактическими событиями, произошедшими с 13 на 14.02.2015 года. Считаю, что за время, которое фактически было отведено на проведение предварительного следствия, моя вина и причастность к инкриминируемому мне деянию не была доказана. Фактически, я преступление не совершал, т.е. каких-либо противоправных действий в отношении потерпевшего Чередниченко Д.Н. не осуществлял. Поэтому в данном ходатайстве, а также в протоколе об ознакомлении меня с уголовным делом, я просил уголовное дело № 135014, возбужденное в отношении меня и Шуляк Г.М. – прекратить по п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ.
4. Фактически, события с 13 на 14.02.2015 года, развивались следующим образом. 13.02.2015 года, я в паре с Шуляк Г.М. заступили на 12 -часовое дежурство с 20 часов 13.02.2015 до 08 часов 14.02.2015 по Ленинскому району г. Севастополя, в составе автопатруля с позывным «Тонус 107» на а/м УАЗ «Патриот», гнз 0033.
Примерно, в 02 часа 50 минут 14.02.2015, осуществляя охрану общественного порядка по маршруту следования, возле магазина «Приветливый» по адресу: проспект Ген. Острякова, 60 в г. Севастополе, нами был выявлен гражданин Чередниченко Д.Н., 1998 г.р., который вместе со своим другом увидели патрульный автомобиль и начали прятаться между двумя ларьками, то есть они присели между ними и затаились.
В связи с указанными действиями у нас обоюдно возникло предположение, что они прячутся, совершают, либо готовятся к совершению преступления. Такое поведение было очевидным. После того, как мы их увидели, мы стали сдавать на патрульном автомобиле назад, чтобы поближе рассмотреть указанных лиц, однако, увидев нас, они стали убегать вдоль дома № 54 по пр. Ген. Острякова в г. Севастополе в глубь жилого квартала по направлению к парку им. 60 лет ВЛКСМ. После этого мы на патрульном автомобиле стали их преследовать, включив дальний свет фар. Добежав до конца указанного дома, один молодой человек (позже, от следователя стало известно, что это гр. Дробязко В.В.) побежал налево, а гр. Чередниченко Д.Н. побежал направо. Повернуть налево я, как водитель не имел возможности из-за припаркованного на проезжей части двора автомобиля, поэтому повернул направо, и мы преследовали одного из скрывающихся лиц.
Поехав за Чередниченко, мы увидели, как он, на скорости, оступился на яме, расположенной на дороге, потеряв равновесие. Далее, возможно, зацепился ногой за бордюр или иное препятствие (пенек или срезанный куст), упал через голову, кувыркнулся, упершись в динамике падения в какой-то забор, после чего поднялся и снова побежал от нас. Остановившись в конце дома, я заглушил автомобиль, мы с Шуляком вышли из него и продолжили преследование убегающего лица в пешем порядке. Мы бежали и кричали гр.Чередниченко, чтобы он остановился, кричали «Стой, полиция!». При чем, мы это кричали неоднократно, однако, на наши требования он не реагировал. Чередниченко в это время забежал в вышеуказанный парк. На некоторое время Чередниченко пропал из виду. Затем мы увидели силуэт мужчины возле светящегося фонаря. Подойдя ближе, недалеко от бара «Аленушка» (приблизительно 30-40 м), мы увидели Чередниченко, лежащего возле деревьев на земле на спине, при этом у него была сильная отдышка, у него было сильное потоотделение, что объяснялось тем, что он находился в состоянии алкогольного опьянения и так как он убегал от нас с большой скоростью.
Мы подняли Чередниченко за запястья рук, и повели его к машине. На вопросы, почему он убегал, он сказал, что испугался, так как был в состоянии алкогольного опьянения и находился на улице после 22 часов без взрослых, также он сказал, что ему сказал его товарищ, который убежал от нас, что сотрудники полиции «толстые» и не смогут его (Чередниченко) догнать. На вопрос Шуляка Г.М. кто был второй, Чередниченко ответил, что не знает его имени и сказал, что познакомились с ним как часа 2-3, возле кинотеатра «Победа».
Перед посадкой в патрульный автомобиль, действуя согласно Уставу патрульно-постовой службы, мы провели его личный досмотр, также попросили предоставить на обозрение содержимое карманов. У него было немного денег (точная сумма не известна), несколько зажигалок, мобильный телефон, наушники. Убедившись, что у него нет запрещенных предметов, мы посадили его в патрульный автомобиль. Чередниченко посадили на заднее сидение за водителем. В автомобиле Шуляк Г.М. сел рядом с Чередниченко и в свой блокнот записал его данные. Чередниченко Д.Н. заявил нам, что у нас будут «проблемы», так как у него родственник работает в правоохранительных органах. Мы этим высказываниям не придали большого значения, продолжили выполнять свои служебные обязанности.
После этого Чередниченко Д.Н. был доставлен нами в ОМВД по Ленинскому району УМВД России по г. Севастополю. В дежурной части Чередниченко был передан дежурному. Шуляк составил рапорт, Чередниченко сидел на скамеечке в фойе и достаточно спокойно себя вел и разговаривал со мной на тему спорта. Чередниченко рассказывал, о том, как он занимается «кикбоксингом» и технике ведения боя. Несколько раз, за все это время, на телефон Чередниченко кто-то звонил, и он с кем-то разговаривал, я ему в этом не препятствовал.
Из дежурной части, помощник начальника смены ОМВД по Ленинскому району Сайфутдинов Ю.Ю., позвонил матери несовершеннолетнего Чередниченко Д.Н. и пригласил ее прибыть за сыном в отдел.
Кроме того, при беседе с Чередниченко Д.Н., он пояснил, что находился возле кинотеатра «Победа», расположенной на ул. Большой Морской в г. Севастополе, где с друзьями в количестве 5-7 человек распивал домашний коньяк 1,5 литра.
Вместе с тем, в тоже время, в том числе по ориентировке, нам было известно, что в районе кинотеатра «Победа» в отношении гр. Щесняк Олега Николаевича было совершено разбойное нападение. Позже, полицейскими дежурной части Ленинского ОМВД нам было сообщено о еще одном факте разбойного нападения на гражданина Потемкина в том же районе.
__________________
Владимир ГОРДИЕНКО, председатель Центрального комитета

Профсоюз сотрудников органов внутренних дел города Севастополя
http://www.policemagazine.ru/
Владимир Гордиенко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2016, 13:09   #22
Владимир Гордиенко
Член профсоюза
 
Аватар для Владимир Гордиенко
 
Регистрация: 23.03.2014
Адрес: г. Севастополь
Сообщения: 18
По умолчанию

Далее, пока Чередниченко Д.Н. находился в холле в дежурной части ОМВД по Ленинскому району, по указанию дежурного, мы поехали на выезд по адресу ул. Очаковцев д.35 кв.3, в связи с тем, что ранее поступило сообщение в Ленинский ОМВД о совершенном грабеже между ул. Б.Морской и Очаковцев (опять же, недалеко от кинотеатра «Победа»). Нам было известно, что о данном грабеже заявил мужчина примерно в возрасте 30-35 лет (позже, нам стала известна и его фамилия Потемкин А.С., 1979 г.р.). Поскольку, со слов Потемкина, грабеж произошел более часа назад, смысла отрабатывать территорию не было, о чем мы доложили дежурному. Получив указание, мы доставили данного гражданина - заявителя в дежурную часть в ОМВД по Ленинскому району г.Севастополя. Проходя мимо Чередниченко Д.Н., Потемкин высказался, «что этот парень похож» на человека, который его ограбил и потребовал «его оформить»…
Второй потерпевший - гражданин Щесняк О.Н., также, находясь в фойе ОМВД, правда неуверенно, но опознал в Чередниченко одного из нескольких человек в компании, которые его ограбили в районе кинотеатра «Победа».
Так как, дальнейшее разбирательство с Чередниченко Д.Н. было не в нашей компетенции, мы убыли из дежурной части на маршрут патрулирования.
Через некоторое время, уже утром после 07.00, по прибытию вновь в дежурную часть в ОМВД по Ленинскому району г.Севастополя, нам стало известно, что из ОМВД по Ленинскому району г.Севастополя Чередниченко Д.Н. забрала его мать под расписку. Следует обратить внимание на то, что ни от Чередниченко Д.Н., ни от его матери в момент пребывания в ОМВД по Ленинскому району 14.02.15 приблизительно с 03.00 до 04.30 никаких жалоб на, якобы, наши противоправные действия - не поступало.
Вместе с тем, 19 марта 2015 года мне стало достоверно известно, что гражданин Чередниченко Д.Н. в период с 15.02.2015 по 19.03.2015 г., и в следственном отделе по Ленинскому району СУ СК России по г. Севастополю и УМВД России по г. Севастополю, и среди своего окружения, распространял заведомо ложные сведения в обвинении нас (Мусаева С.Ф., Шуляк Г.М.), якобы, в совершении в отношении него тяжкого преступления. Абсолютно необоснованно началось моё уголовное преследование, возбуждено в отношении меня уголовное дело № 135014 (по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ), а позже, за день до объявления мне об окончании предварительного следствия и № 135052 (по п. «а» ч.3 ст. 111 УК РФ).
Так, гражданин Чередниченко Д.Н., 1998 г.р. неоднократно устно и письменно утверждал, что, якобы, при задержании, я и Шуляк необоснованно, на почве личной неприязни, применили к нему меры физического воздействия, а именно: наносили сильные удары в лицо руками, по голове и телу ногами, причинив ему тяжкий вред здоровью опасный для жизни.
Я утверждаю, что никаких противоправных действий в отношении Чередниченко Д.Н. – не совершал. Никаких ударов ему ни я, ни Шуляк - не наносили. Спецсредства и оружие не применяли. Считаем ложные заявления Чередниченко – активным способом защиты от возможного уголовного преследования за грабеж в составе группы лиц.
В соответствии с нашим должностным регламентом, мы являемся представителями полиции. В функциональные обязанности, в том числе, входит охрана общественного порядка на территории г.Севастополя. Соответственно мы преследовали, а затем сопровождали Чередниченко Д.Н. в ОМВД, который был в состоянии алкогольного опьянения, при этом обосновано предполагали, что он один из тех, кто возможно совершал грабежи. Чередниченко Д.Н., 1998 г.р., будучи в нетрезвом состоянии, несовершеннолетним, после 22.00 без сопровождения родителей, без документов, попадающим под описание лиц, совершивших тяжкие преступления около 1- 2-х часов назад, скрывающегося от патруля – не оставили нам шанса принять иное решение, как преследовать указанных выше лиц при попытке скрыться. Однако, это наша повседневная работа и ничего личного, в том числе, неприязни к Чередниченко Д.Н., а также к иным, ранее задержанным нами лицами, мы не испытываем. За все время моей службы в органах правопорядка и Украины, и России, со стороны командования ОБППСП и УМВД по г. Севастополю на меня никаких нареканий не было. Характеризовался исключительно с положительной стороны. Я всегда честно исполнял свой долг и обязанности, не ставя под сомнение авторитет органов внутренних дел и государства в целом.
Однако, следователь СО по Ленинскому району СУ СК России по г. Севастополю Болбот Н.С., проявляя непонятную мне заинтересованность – установление обстоятельств, исключительно с обвинительным уклоном, нарушая мои законные права, в т.ч. при расследовании дела, при разрешении моих мотивированных ходатайств, не учел требования норм процессуального права, в частности: ст.ст. 7, 11, 15, 14, 73, 87, 88 УПК РФ.
6. Следователь Болбот Н.С. в основу постановления о привлечении меня в качестве обвиняемого положил абсолютно надуманные, ложные показания несовершеннолетнего Чередниченко Д.Н. К показаниям потерпевшего по делу, на мой взгляд, следует относиться критически, поскольку в изложении обстоятельств в объяснениях и протоколах допросов, очной ставки, они разнятся и между собой существенно противоречат. Именно этот довод дает основания проверить показания потерпевшего по делу иными способами и средствами. Собственно говоря, на это и было направлено моё ходатайство о дополнении предварительного следствия от 18.04.2015 года.
Так, в моём обвинительном заключении от 10.04.2015 г., следователь указывает, что, якобы я нанес потерпевшему Чередниченко Д.Н. со значительной силой один удар правой рукой, сжатой в кулак в область носа, от которого последний упал на землю. Следует отметить, что в приобщенной в материалы дела следователем Болботом истории болезни Чередниченко, не отмечается каких-либо значимых повреждения носа. Не видели существенных повреждений носа, адекватных описанному Чередниченко удару и допрошенные в качестве свидетелей: Стадниченко А.Н., Сайфутдинов Ю.Ю. Кроме того, как видно из объяснений и протоколов допроса потерпевшего Чередниченко Д.Н., после полученной травмы вследствие, якобы, моего удара кулаком в область носа Чередниченко Д.Н., у последнего было обильное кровотечение из, якобы, поврежденного лицевого органа. Он, из разбитого, якобы, мной носа кровь вытирал руками. После чего, когда он, в сопровождении меня и Шуляка подошел к машине, предъявлял нам содержимое карманов: ключи, мобильный телефон, деньги, наушники и т.п. То есть, основываясь на указанных показаниях потерпевшего, он доставал из карманов куртки руками, испачканными кровью, перечисленные предметы, что в свою очередь не могло не оставить следов крови на одежде внешней и внутренней части куртки, карманах, предметах, предъявленных нам для обозрения. Так же, исходя из пояснений и показания матери потерпевшего - Чередниченко О.А. и свидетеля Дробязко В.В., потерпевший Чередниченко Д.Н. сообщал им, что сотрудники полиции, после предложения смыть кровь с лица водой из бутылки и его отказа, якобы, плеснули ему водой в лицо, чтобы смыть кровь... Из этого следует то, что вода, которая резким движением попала на лицо потерпевшего, должна была вместе с кровью попасть на куртку и иные предметы одежды потерпевшего.
__________________
Владимир ГОРДИЕНКО, председатель Центрального комитета

Профсоюз сотрудников органов внутренних дел города Севастополя
http://www.policemagazine.ru/
Владимир Гордиенко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2016, 13:10   #23
Владимир Гордиенко
Член профсоюза
 
Аватар для Владимир Гордиенко
 
Регистрация: 23.03.2014
Адрес: г. Севастополь
Сообщения: 18
По умолчанию

7. На мой взгляд, царапину в области носа, Чередниченко Д.Н. мог получить в тёмное время суток, либо при падении, в момент когда от нас убегал, либо, пробегая через парковую зону, по личной неосторожности, о кустарники, ветки деревьев и прочее…
8. Существующие в деле противоречия показаний между Стадниченко, Сайфутдинова, Шуляка, Чередниченко О.А., Чередниченко Д.Н. – следователем не устранены.
Исходя из показаний матери потерпевшего – Чередниченко О.А., в домашних условиях, она сфотографировала сына на мобильный телефон, однако, в материалах дела отсутствуют какие-либо объективные данные подтверждающие это. В свою очередь, следователь отказался произвести выемку телефона, осмотреть его и выполнить иные следственные действия.
Следует отметить, что следователь Болбот Н.С., имея в распоряжении показания свидетелей и самого потерпевшего Чередниченко Д.Н., не совершил никаких процессуальных и следственных действий, направленных на выявления частиц крови потерпевшего Чередниченко на указанных в объяснениях и допросах предметах: куртка, спортивные брюки, мобильный телефон, наушники, ключи. Следователь просто поверил Чередниченко на слово, проявляя односторонность и необъективность.
Мной, в ходатайстве о дополнении предварительного следствия от 18.04.2015 г., заявлялось допросить в качестве свидетеля ст. следователя СО Юркевича С.Н., т.е. должностное лицо, которое отбирало у меня объяснение вечером 14.02.2015 г., и который должен был видеть ссадины, припухлости костей пальцев моей правой руки, которой, по мнению следствия, я нанес сильный удар Чередниченко в нос…Я собственноручно писал сидя перед Юркевичем, свое объяснение в повествовательной форме, по сути, и по ходу задаваемых Юркевичем мне вопросов. Но я то знаю, данных повреждений он заметить не мог, по той причине, что я Чередниченко вообще не бил.
9. Кроме того, отказывая в удовлетворении в этой части ходатайства, следователь Болбот Н.С. заявил, что Юркевич не является специалистом в области медицины…и вообще он в командировке в Санкт-Петербурге… Хочу отметить, что для определения следов (ссадин, синяков и пр.) на костях пальцев кисти правой руки после сильного удара через менее суток, не нужно специальных познаний в медицине. Это было бы видно не вооруженным глазом. Относительно командировки Юркевича 18.04.2015 года, то следователь явно лукавит, так как 18.04.2015 г. я лично видел своими глазами Юркевича в здании СО по Ленинскому району СУ СКР в г. Севастополе и даже с ним здоровался. Его также видели и мой защитник – адвокат Черноштан, и обвиняемый Шуляк Г.М., и адвокат Хмелевский В.И., и представьте себе, сам следователь Болбот Н.С. Юркевич был в отделе до самого вечера 18.04.2015 г. и несколько раз заглядывал в кабинет к следователю Болбату, потом, около 20.00 я ушел из отдела.
10. Как указывалось выше, 18.04.2015г. мной было заявлено ходатайство в порядке ст. 217 УПК РФ, в котором мотивировано было заявлено о необходимости проведения дополнительной судебно-медицинской экспертизы потерпевшего, а так же предположительного обнаружения пятен крови на куртке (вещах), потерпевшего Чередниченко Д.Н. Не имея специальных познаний и материального обеспечения, следователь Болбот Н.С., фактически выполняя функцию эксперта, письменно сообщил, что он - не обнаружил следов крови на куртке и спортивных брюках. В проведении судебно-медицинской экспертизы на этих основаниях, немотивированно, с нарушением закона - отказал.
Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы № 747 мд, у Чередниченко Д.Н. наблюдался ушиб мягких тканей носа. С учётом вышеизложенного, мне не понятно, как следователь, имея в распоряжении столько показаний и объяснений, имея в распоряжении заключение судебно-медицинской экспертизы, не поставил под сомнение данный факт, описывающей ушиб мягких тканей носа, без перелома костей носа, а так же без сотрясения головного мозга. Это, на мой взгляд, и является явной заинтересованностью следствия, целью которой является - установление не объективной истины по делу.
11. Кроме того, в первичных объяснениях, данных потерпевшим Чередниченко Д.Н. следователю Юркевич, первый указывал, что, якобы, после его падения от удара в нос, он ударился затылком об землю. Хочу обратить внимание, что почва в феврале месяце очень твердая. Я уверяю, что после такого удара и падения, однозначно должны были бы остаться какие-либо следы в области затыльной части головы потерпевшего. Я не исключаю и какую-либо степень сотрясения головного мозга.
Есть неоспоримый факт. При обследовании в медицинском учреждении и при проведении судебно-медицинской экспертизы № 747 мд, у потерпевшего Чередниченко Д.Н. не было выявлено каких-либо травм затылочной части головы и сотрясения мозга. Хотелось бы отметить, что в последующем в ходе допросов, из объяснений Чередниченко Д.Н. пропадают его показания в части повреждения затылочной части головы. Противоречия, предоставленных следователю данных потерпевшим – не устранены, что также ставит под сомнение объективность и всесторонность следствия по отношению ко мне.
12. Так же, мною заявлялось, в указанном выше ходатайстве о дополнении предварительного следствия от 18.04.2015 г., об истребовании видеозаписи с камеры наблюдения, установленной в холле ДЧ ОМВД по Ленинскому району г. Севастополя. На мой взгляд, камера отчетливо показала бы характер повреждений на лице Чередниченко Д.Н., а также его настроение, после, якобы, моего избиения. Запись с камеры показало бы, как спокойно мы с ним беседовали. Запись с камеры наблюдения показала бы, как потерпевший от грабежа гр. Потемкин – прямо указал на Чередниченко Д.Н., как человека, который совершил в отношении него тяжкое преступление. Однако, такое развитие событий, видимо, опять же – не выгодно следствию… Мало того, что следователь Болбот Н.С. игнорирует моё мотивированное ходатайство, в части видеозаписи, и я убежден, что полностью понимает его заявленный смысл, так еще и перекручивает и надумывает доводы, относительно противоправных действий в отношении Чередниченко в холле ОМВД, чего не было и быть не могло…
__________________
Владимир ГОРДИЕНКО, председатель Центрального комитета

Профсоюз сотрудников органов внутренних дел города Севастополя
http://www.policemagazine.ru/
Владимир Гордиенко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2016, 13:10   #24
Владимир Гордиенко
Член профсоюза
 
Аватар для Владимир Гордиенко
 
Регистрация: 23.03.2014
Адрес: г. Севастополь
Сообщения: 18
По умолчанию

13. В постановлении о привлечении меня в качестве обвиняемого, следователь Болбот Н.С. указал, что я со значительной силой нанес Чередниченко Д.Н. не менее восьми ударов ногами, обутыми в обувь в область туловища. В это же время, находящийся рядом сотрудник полиции Шуляк Г.М., видя, что я наношу Чередниченко Д.Н. удары в область головы и туловища, умышленно нанёс Чередниченко Д.Н. со значительной силой не менее шести ударов ногой, обутой в обувь в область туловища последнего.
Уверяю, что это утверждение следователя исключительно надумано и голословно, по той причине, что я и мой напарник Шуляк Г.М. этих телесных повреждений Чередниченко Д.Н. не наносили, каких-либо свидетелей следствием установлено – не было. Перед тем, как делать такие утверждения, положенные в обвинение следователь Болбот Н.С., даже не провел следственный эксперимент с участием потерпевшего и привлечением судебно-медицинского эксперта, с целью выяснения механизма причинения телесных повреждений, установления возможности при таких механизмах образования телесных повреждений в местах локализации, описанных в заключении судебно-медицинской экспертизы № 747мд, и постановкой примерно таких вопросов:- каков механизм нанесения телесных повреждений? - могли ли телесные повреждения установленные у Чередниченко Д.Н. быть получены при конкретных обстоятельствах и условиях, о которых показывает потерпевший (взаимное положение Шуляка Г.М., Мусаева С.Ф. и Чередниченко Д.Н.)?; - возможно ли по повреждениям установить каково было количество ударов и какова их последовательность и т.д…
14. В материалах уголовного дела присутствует расписка матери потерпевшего Чередниченко Д.Н. (т.1 л.д. 37) – Чередниченко О.А., в которой отсутствуют какие либо претензии, заявления, жалобы по поводу телесных повреждений, якобы причинённых её сыну. В то же время, в материалах уголовного дела имеются объяснения Чередниченко Д.Н., в которых он сообщает, что он якобы был избит сотрудниками полиции.
Хочу обратить внимание, что данные объяснения обезличены. Из них не видно, кем и когда данные объяснения были получены (т. 1 л.д. 36). То есть, не известен источник происхождения данного объяснения, было ли данное объяснение получено именно в момент нахождения потерпевшего Чередниченко Д.Н. и его матери Чередниченко О.А. в ОМВД Ленинского района. В то же время, в своих объяснениях и показаниях мать потерпевшего – Чередниченко О.А. показала, что это объяснение они давали сотруднику ОМВД в Ленинском районе утром 14.02.2015г. Эти явно противоречивые обстоятельства следователь Болбот Н.С. попросту не устанавливал, так как ему это было не выгодно, с точки зрения моей невиновности.
То есть, становится очевидным то, что данное объяснение появилось уже после инициации ложного обвинения меня в совершении преступлений в отношении Чередниченко Д.Н. В пользу этого утверждения так же указывает первичное объяснение потерпевшего Чередниченко Д.Н., данного следователю Юркевичу С.Н., согласно которого, потерпевший Чередниченко Д.Н. сообщил членам своей семьи о том, что его избили сотрудники полиции только лишь по возвращению домой (т. 1 л.д. 23-27).

15. Кроме того, предварительным следствием не проведено ни одного следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия с целью фактически установить местонахождение Чередниченко на протяжении всего дня 14.02.2015г. (с 4 часов 30 минут до 18 часов 50 минут). Данные обстоятельства имеют немаловажное значение для установления истины по делу, так как в период времени (довольно значительный) Чередниченко могли быть причинены телесные повреждения третьими лицами.
Вместе с тем, примерное местонахождение Чередниченко на протяжении 14.02.2015г., а так же абонент(ы), которым он звонил и соответственно которые объективно могли бы изобличить Чередниченко в заведомо ложных данных им показаниях по делу – возможно установить посредствам ходатайства в суд о производстве следственного действия касающегося информации о соединениях между абонентами и абонентскими устройствами, которыми пользовался Чередниченко. Таким образом, объективно можно было бы установить маршруты следования Чередниченко 14 февраля 2015г. с детализацией времени его нахождения в определённых местах.
16. Помимо этого, в ходе изучения приобщённой к материалам уголовного дела медицинской карты стационарного больного было установлено, что УЗИ-исследование от 16.02.2015г., проведённое врачом Климовой К.А. вызывает сомнение в своей достоверности, так как справка не имеет подписи и печати врача, проводившего данное исследование. Снимки УЗИ-исследования не содержит Ф.И.О. пациента. Чей снимок прикреплен в историю болезни – не известно. В то время, как при поступлении потерпевшего Чередниченко Д.Н. в медицинское учреждение, при обследовании органов брюшной полости каких либо нарушений селезёнки не выявлено. Селезёнка не увеличена. Графа обследования селезёнки не заполнена.
17. В протоколе допроса сотрудника ПДН Усатого Д.В. (т. 1 л.д. 181-184) последний указал, что находясь на дежурных сутках 14.02.2015г., примерно в период с 20 до 22 часов в дежурную часть поступило сообщение о том, что в ГБ№5 обратился Чередниченко Д.Н., который пояснил, что его избили сотрудники полиции. Приехав в больницу, он встретился с Чередниченко Д.Н., произвел его опрос. Так же, он опросил хирурга данного медицинского учреждения Мамедову Е.А., которая пояснила, что Чередниченко Д.Н. поступил в хирургическое отделение 14.02.2015г. в 20 часов 10 минут, и что его избили, с его слов, сотрудники полиции. Мамедова передала информацию о Чередниченко Д.Н. в СО Ленинского района СУ СК России по г. Севастополю. В момент окончания приёма объяснения отбора объяснения от Чередниченко Д.Н., в отделение прибыл следователь Юркевич С.Н. и весь собранный материал Усатый Д.В. передал на руки следователю Юркевичу С.Н.
Возникают совершенно чёткие и логичные вопросы: - почему в деле отсутствует телефонограмма ГБ №5 в СО Ленинского района СУ СК России по г. Севастополю? -почему для получения объяснения по факту причинения сотрудниками полиции потерпевшему Чередниченко Д.Н., не прибыли сотрудники отдела собственной безопасности УМВД России по г. Севастополю?
18. Таким образом, я прихожу к выводу, что обвинения меня в совершении преступлений в отношении потерпевшего Чередниченко Д.Н., чётко спланированы и инсценированы стороной Чередниченко Д.Н. То есть, выйдя из ОМВД по Ленинскому району (Ленина, 66), Чередниченко Д.Н. со своей матерью – Чередниченко О.А., направились домой, опасаясь за то, что Чередниченко Д.Н. может быть обвинён в совершении грабежей в Ленинском районе г. Севастополя 13-14.02.2015 г., и решили под чьим-то грамотным руководством «сфабриковать уголовное дело в отношении меня и моего напарника – Шуляка Г.М.».
__________________
Владимир ГОРДИЕНКО, председатель Центрального комитета

Профсоюз сотрудников органов внутренних дел города Севастополя
http://www.policemagazine.ru/
Владимир Гордиенко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2016, 13:11   #25
Владимир Гордиенко
Член профсоюза
 
Аватар для Владимир Гордиенко
 
Регистрация: 23.03.2014
Адрес: г. Севастополь
Сообщения: 18
По умолчанию

19. Понимая, что уголовное дело фактически выглядит «непристойно», доказательства и выводы не выдерживают никакой критики, следователь Болбот Н.С. предпринимает незаконные действия и решения, а именно:
- безосновательно отказывает в ходатайствах в порядке ст. 217 УПК РФ;
- диски с записями следственных действий оказываются «пустыми»;
- следователь отказывается инициировать восстановление вещественных доказательств, что прямо предусмотрено ст. 1581 УПК РФ;
- следователь отказывается назначать проведение психофизиологического исследования как меня, как обвиняемого Шуляка Г.М., так и непосредственно самого потерпевшего Чередниченко Д.Н., мотивируя это несостоятельным аргументом – «что результаты опроса на полиграфе не имеют статуса доказательства по уголовному делу».
Хотелось бы обратить внимание, что следователь Болбот Н.С., исключает необходимость проведения судебной психологической экспертизы потерпевшего Чередниченко Д.Н., для выяснения таких вопросов:
- имеются ли у испытуемого признаки повышенной внушаемости, склонности к фантазированию?
- учитывая индивидуальные и возрастные особенности испытуемого и конкретные условия, в которых происходило событие?
- мог ли испытуемый правильно воспринимать важные для дела обстоятельства?
- обладает ли испытуемый абсолютной чувствительностью анализаторов организма под действием алкоголя, достаточной для восприятия раздражителей и т.д.?
20. Таким образом, единственным «объективным» доказательством моей виновности, является только лишь заведомо ложные показания (оговор) потерпевшего по делу Чередниченко Д.Н.; заинтересованных его родных – с его слов; друзей, с кем указанный несовершеннолетний, при полном попустительстве и бесконтрольности родителей, распивает в позднее время спиртные напитки, при этом ведет антисоциальный образ жизни, несмотря на добытые следствием положительные характеристики; иных лиц, владеющих ложной информацией, также со слов «потерпевшего».
21. Проанализировав материалы уголовного дела, с которыми я ознакомился в порядке ст. 217 УПК РФ, мною было заявлено ходатайство об отводе следователя Болбота Н.С. Однако, руководитель СО Ленинского района СУ СК России по г. Севастополю не принял доводы, приведённые мною в ходатайстве, не рассмотрел вопрос о целесообразности проведения служебного разбирательства в отношении Болбота Н.С. по поводу утраты вещественных доказательств (5 оптических диска с записями следственных действий), а так же, посчитал моё ходатайство об отводе - «косвенным свидетельством о моём желании искусственно затянуть срок расследования данного дела и получить время для обдумывания новых, оправдывающих меня версий». Это утверждение руководителя, как минимум, я считаю не достаточно корректным. Так, согласно ст. 73 УПК РФ, новые оправдывающие версии и должны исследоваться предварительным следствием, даваться им правовая и объективная оценка. Справедливости ради, хотел бы отметить, что у меня отсутствует надобность обдумывать какие-либо иные версии своей невиновности. Я последовательно излагаю, и буду излагать исключительно правдивые данные и факты, которые мне известны. Однако, при доказывании своей невиновности в инкриминируемом мне преступлении, на мой взгляд, я нуждаюсь хотя бы в объективности следствия, при соблюдении им принципа равноправия и законности.
22. Вместе с тем хочу отметить, что сроки предварительного расследования были искусственно сокращены. Чередниченко Д.Н. был задержан мной -14 февраля 2015года, в свою очередь, я был задержан органом следствия 19 марта 2015г., и только в этот день я достоверно узнал о том, что Чередниченко Д.Н. является потерпевшим от якобы моих противоправных действий. Указанное обстоятельство подтверждается моими протоколами допроса в качестве подозреваемого, протоколом допроса Шуляка Г.М. в качестве подозреваемого, отсутствием каких либо объективных данных в деле о том, что я до 19 марта 2015г. вообще знал о существовании постановления о возбуждении уголовного дела в отношении меня, а также тем, что я до момента задержания (19.03.2015г.), нес службу по охране общественного порядка по г. Севастополю в обычном режиме (с оружием и спецсредствами). И если бы было действительно сообщение о возбуждении в отношении меня уголовного дела, то оно должно было поступить в ОБ ППСП УВМД России по г. Севастополю, где я сразу был бы как минимум отстранён от должности.
Таким образом, усматривается документальная очередная надуманность в деле о том, что я якобы был извещён 18.02.2015г. о возбуждении уголовного дела и тем самым якобы не нарушалось моё право на защиту.
Считаю необходимым указать, что после проведения указанных в ходатайстве в порядке ст. 217 УПК РФ следственных действий, экспертиз и исследований, будет однозначно установлена моя полная непричастность и отсутствие события преступления, будет доказано, что преступление надумано, и я заведомо ложно обвинён в совершении тяжких преступлений.
На основании изложенного, не принятие полного комплекса мер, направленных на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, не привлечение всех виновных лиц к уголовной ответственности, указанные выше нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, допущенные следствием, неисполнение обязанностей, предусмотренных ст. ст. 21, 38 УПК РФ, являются недопустимыми, поскольку препятствуют установлению истины по делу, чем нарушаются права участников уголовного производства.
В связи с грубейшими нарушениями норм Конституции РФ, УПК РФ, обоснованно полагаю, что уголовное дело подлежит возвращению следователю для дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.7, 24, 47, 53, 212, 217, 219, 221 УПК РФ, -
П Р О Ш У :

Уголовное дело №135014 в отношении Мусаева Сиявуша Фазулиевича по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ; п. «а, в» ч. 3 ст. 286 УК РФ - возвратить Руководителю Следственного отдела по Ленинскому району Следственного управления СК РФ по г. Севастополю, для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков.

Приложения для 2-го адресата:
• Копия ходатайства об отводе следователя СО по Ленинскому району СУ СК России по г. Севастополю Болботу Н.С.;
• Копия постановления об отказе в удовлетворении ходатайства об отводе;
• Копия ходатайства о приобщении характеризующих материалов Мусаева С.Ф.;
• Копии ходатайства в порядке ст. 217 УПК РФ о дополнении следствия;
• Копия уведомления о рассмотрении ходатайств Мусаева С.В. от 18.04.2015 г.;
• Копия постановления об отказе в ходатайстве в приобщении материалов;
• Копия постановления об отказе в ходатайстве о дополнении следствия.



Обвиняемый С.Ф.МУСАЕВ
__________________
Владимир ГОРДИЕНКО, председатель Центрального комитета

Профсоюз сотрудников органов внутренних дел города Севастополя
http://www.policemagazine.ru/
Владимир Гордиенко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2016, 13:13   #26
Владимир Гордиенко
Член профсоюза
 
Аватар для Владимир Гордиенко
 
Регистрация: 23.03.2014
Адрес: г. Севастополь
Сообщения: 18
По умолчанию

В Следственный одел по Ленинскому району СУ СК России по г. Севастополю
299000, г. Севастополь, пр-т. Ген. Острякова, 225

Следователю СО по Ленинскому району СУ СК России по г. Севастополю, лейтенанту юстиции
Болбот Н.С.

Мусаева Сиявуша Фазулиевича, 11.06.1988 г.р.
обвиняемый по уголовному делу № 135014
299011, г. Севастополь, ул. Щербака, 8
«18» апреля 2015 года тел. + 7 978 866 36 40

ХОДАТАЙСТВО
о дополнении предварительного следствия
по уголовному делу № 135014
(в порядке ст. 217 УПК РФ)

В производстве следователя СО по Ленинскому району СУ СК России по г. Севастополю лейтенанта юстиции Болбот Н.С. находится уголовное дело № 135014, возбужденное в отношении Мусаева Сиявуша Фазулиевича и Шуляк Григория Михайловича по признакам преступления, предусмотренного п. «а, в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, п. «а» ч.3 ст. 111 УК РФ.
Ознакомившись в порядке ст. 217 УПК РФ с материалами уголовного дела №135014, по обвинению меня в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, п. «а» и «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, прихожу к выводу, что предварительное расследование проведено односторонне, не объективно, исключительно с обвинительным уклоном, не в полном объёме, предъявленное обвинение противоречиво и фактически бездоказательно. Выводы предварительного следствия основаны лишь на непроверенных и ложных показаниях потерпевшего Чередниченко Д.Н., который в свою очередь, заинтересован в заведомо ложном обвинении меня в совершении указанного преступления, т.к. я убежден, что Чередниченко осуществляет активный способ защиты с целью уклонения от его обвинения в причастности в совершении тяжкого преступления.
1. В соответствии с ч. 1, п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ, «При наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого… описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1 - 4 части первой статьи 73 настоящего Кодекса».
Однако, из постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 10.04.2015г., а так же из материалов предварительного следствия абсолютно не усматривается наличие достаточных доказательств, дающих основания для обвинения меня в совершении преступлений, предусмотренных именно п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, п. «а, в» ч. 3 ст. 286 УК РФ.
2. Как становится очевидным из изученных материалов уголовного дела, в ходе расследования, абсолютно не отработаны показания потерпевшего Чередниченко в части его местонахождения с момента, как его из ОМВД по Ленинскому району забрала его мать (приблизительно в 4 часа 30 минут 14.02.2015г.) и до его обращения в больницу за медицинской помощью (с его слов после 20 часов 14.02.2015г.).
Данный вопрос следователем абсолютно не отрабатывался и не выяснялся. В то время как вызывает сомнение тот факт, что Чередниченко обратился за медицинской помощью только через 16 часов после того, как покинул ОМВД по Ленинскому району… Где он мог находиться? Что делал? Мог ли он получить телесные повреждения от рук иных лиц? И почему не обратился за медицинской помощью сразу по выходу из полиции? Очевидным есть те обстоятельства, что его мать не высказывала никаких претензий по этому поводу утром 14.02.20015 г. в ОМВД по Ленинскому району.
Таким образом, я обосновано полагаю, что когда Чередниченко вышел из полиции, у него не было каких либо значимых (за исключением царапин на лице) телесных повреждений, которые он получил, когда бежал по парку через кусты в темноте, и возможно при собственном падении.
Предварительным следствием не проведено ни одного следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия с целью фактически установить местонахождение Чередниченко на протяжении всего дня 14.02.2015г. (с 4 часов 30 минут до 20 часов 00 минут).
Данные обстоятельства имеют немаловажное значение для установления истины по делу, так как в период времени (довольно значительный) Чередниченко могли быть причинены телесные повреждения третьими лицами.
3. Вместе с тем, примерное местонахождение Чередниченко на протяжении 13.02.2015г. и 14.02.2015г., а так же абонент(ы), которым он звонил и соответственно которые объективно могли бы изобличить Чередниченко в заведомо ложных данных им показаниях по делу – возможно установить посредствам ходатайства в суд о производстве следственного действия касающегося информации о соединениях между абонентами и абонентскими устройствами, которыми пользовался Чередниченко. Таким образом, объективно можно было бы установить маршруты следования Чередниченко 13 и 14 февраля 2015г. с детализацией времени его нахождения в определённых местах.
Учитывая тот факт, что Чередниченко задерживался и доставлялся в дежурную часть ОМВД по Ленинскому району по ориентировке, я так же не исключаю факт оговора меня с целью скрыть свои преступные действия – приметы Чередниченко совпадают с приметами человека, совершившего преступление 13.02.2015г., а так же потерпевший, доставленный в ОМВД по Ленинскому району указал на него как на лицо совершившее грабёж. Однако, до настоящего времени мне не известно о принятом в отношении него процессуального решения в этой связи (совершение грабежа).
Косвенно подтвердить, либо опровергнуть причастность Чередниченко к совершению грабежа, по подозрению в совершении которого я, совместно с Шуляком, задерживали Чередниченко так же возможно путём инициирования ходатайства в суд о производстве следственного действия касающегося информации о соединениях между абонентами и абонентскими устройствами, которыми пользовался Чередниченко. Что так же следователем не было сделано.
__________________
Владимир ГОРДИЕНКО, председатель Центрального комитета

Профсоюз сотрудников органов внутренних дел города Севастополя
http://www.policemagazine.ru/
Владимир Гордиенко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2016, 13:13   #27
Владимир Гордиенко
Член профсоюза
 
Аватар для Владимир Гордиенко
 
Регистрация: 23.03.2014
Адрес: г. Севастополь
Сообщения: 18
По умолчанию

4. Так же, при ознакомлении с вещественными доказательствами по делу, мною была осмотрена куртка, в которую был одет Чередниченко, в тот период времени, когда я, с его слов, совместно с Шуляком, якобы, наносили ему телесные повреждения. Вызывает сомнение показания Чередниченко в том, что у него от полученных в результате, с его слов, избиения сильно шла кровь из носа. В то же время, на куртке, в ходе изучения, не было обнаружено пятен крови, а имеются лишь какие-то пятна коричневого цвета (не бурого цвета как засохшая кровь) похожие на грязь. Что так же подтверждается протоколом осмотра вещественных доказательств. По данным пятнам в ходе предварительного расследования не проводилось никакой экспертизы! Не была проведена экспертиза и по обнаружению биологических следов Чередниченко на куртке (на наличие крови). То есть возникает логичный вопрос – правдивы ли показания Чередниченко и в этой части?
5. Как видно из Постановления о привлечения меня в качестве обвиняемого, при нанесении мной телесных повреждений Чередниченко, якобы я, нанёс удар кулаком в область лица Чередниченко. После такого удара на тыльной стороне моей руки в области костяшек пальцев должны были остаться какие-либо повреждения – покраснение, либо ссадины, либо припухлости и т.д. Однако, при проведении доследственной проверки следователем Юркевич, не было назначено медицинской экспертизы, для выявления таких повреждений у меня на руке. Почему? Не по той ли причине, что этих повреждений не было вследствие того, что я не бил Чередниченко. Говорить о том, что следователю Юркевичу не было известно, кто именно задерживал и доставлял Чередниченко в ОМВД по Ленинскому району нельзя, так как 15.02.2015г., то есть на следующий день после исследуемых в настоящем уголовном деле событий, Юркевич отбирал у меня и Шуляка объяснения по факту задержания Чередниченко. Данное следователю Юркевичу объяснение я подписывал собственноручно и обратить внимание на повреждения на тыльных сторонах кистей рук последнего, если бы таковые и были, Юркевич не мог. В связи с чем, обосновано возникает необходимость допроса следователя Юркевича в качестве свидетеля по настоящему уголовному делу, на предмет получения им объяснения у меня, а также наличия у меня каких-либо телесных повреждений на наружных сторонах кистей обеих рук.
6. Кроме того, из объективных обстоятельств дела следует, что Чередниченко находился в холле ОМВД по Ленинскому району около полутора-двух часов в утром 14.02.2015г. Как известно, в холле ОМВД по Ленинскому району установлены камеры видеонаблюдения, запись изображения с которых ведётся на сервере дежурной части ОМВД. При ознакомлении с материалами уголовного дела никаких сведений о том, что видеозаписи с видеокамер холла ОМВД по Ленинскому району изымались и изучались следствием - не имеется. Имея в распоряжении возможность получения такого рода объективного доказательства виновности, либо невиновности меня в инкриминируемом преступлении, следователь Болбот Н.С. игнорирует столь важное действительное доказательство по делу. Это обстоятельство в очередной раз фактически доказывает на очевидную заинтересованность следователя Болбота в исходе дела именно с обвинительным уклоном в отношении меня.
7. Вместе с тем, при ознакомлении с материалами уголовного дела, а именно с вещественными доказательствами, мною были осмотрены цифровые оптические диски (5 штук), на которых должны были быть записаны следственные действия с участием Чередниченко, меня и Мусаева. В тоже время, все оптические диски, приобщённые к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств моей вины оказались «пустыми», то есть на них отсутствуют какие либо записи. Видеозаписи следственных действий производил следователь Болбот Н.С. лично. По какой причине отсутствует видеозапись – стороне защиты не известно. В связи с чем, считаю необходимым инициировать перед руководителем следственного отдела по Ленинскому району СУ СК России по г. Севастополю восстановление утраченных видеозаписей следственных действий, проведённых с участием Чередниченко, меня и Мусаева, так как данные видеозаписи имеют значение по настоящему уголовному делу, как вещественные доказательства.
8. Далее, стоит отметить, что следователь Болбот Н.С., начиная с очной ставки, потом в судебном заседании по избранию мне меры пресечения в виде заключения под стражу, на допросах задавал мне вопросы о моей готовности пройти психофизиологическое исследование с использованием полиграфа на предмет правдивости моих показаний. На что я всегда ему отвечал, что готов пройти это исследование и доказать свою невиновность, в чем заинтересован. Однако, до самого окончания предварительного следствия указанное исследование следователем Болботом не было назначено, и соответственно, не организовано. В связи с чем, выражаю свою готовность и на данный момент пройти психофизиологическое исследование на полиграфе.
9. Так же считаю необходимым указать на то, что всё обвинение меня в совершении преступлений в отношении Чередниченко основывается лишь на показаниях последнего. В то же время объективно не исследована личность самого потерпевшего Чередниченко и его показаний, в том числе, и с помощью психофизиологического исследования на полиграфе. Что указывает на необходимость проведения такого исследования и с участием самого потерпевшего Чередниченко, с выяснением таких вопросов, как имеются ли у испытуемого признаки повышенной внушимости, склонности к фантазированию, лжи; учитывая индивидуальные и возрастные особенности испытуемого и конкретные условия, в которых происходило событие, мог ли испытуемый правильно воспринимать важные для дела обстоятельства; обладает ли испытуемый абсолютной чувствительностью анализаторов организма под действием алкоголя, достаточной для восприятия раздражителей и т.д.
10. В ходе предварительного расследования, в период времени с 25.03.2015г. по 26.03.2015г. была проведена судебно-медицинская экспертиза, по постановлению следователя Болбота от 19.03.2015г. С постановлением о назначении указанной экспертизы, а так же с самим заключением эксперта я был ознакомлен только лишь 30.03.2015г., то есть через 11 дней после назначения экспертизы и через 4 дня после её окончании. Стоит отметить, что я был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ 19.03.2015г. и за период времени с 19.03.2015г. по 30.03.2015г., со мной следователь Болбот проводил следственные действия. При этом, за указанный период времени, следователь Болбот Н.С. так и не ознакомил меня с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы, которое было вынесено ещё 19.03.2015г. Таким образом, я, как подозреваемый был лишён права поставить вопросы перед экспертом, в связи с чем, считаю необходимым назначить дополнительную судебно-медицинскую экспертизу на настоящему уголовному делу, с целью постановки перед экспертом вопросов стороны защиты.
__________________
Владимир ГОРДИЕНКО, председатель Центрального комитета

Профсоюз сотрудников органов внутренних дел города Севастополя
http://www.policemagazine.ru/
Владимир Гордиенко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2016, 13:14   #28
Владимир Гордиенко
Член профсоюза
 
Аватар для Владимир Гордиенко
 
Регистрация: 23.03.2014
Адрес: г. Севастополь
Сообщения: 18
По умолчанию

11. Вместе с тем, дополнительно хочу обратить внимание на тот факт, что УЗИ-исследование внутренних органов Чередниченко, в ходе которого у последнего было выявлен подкапсульный разрыв селезёнки, было проведено только лишь 16.02.2015г. При том, что из показаний, как самого потерпевшего, так и со слов его матери, он испытывал сильную боль внутренних органов, в связи с чем он и обратился за медицинской помощью. Кроме того, факт наличия у потерпевшего такого рода травмы вызывает сомнение ещё и по той причине, что при разрыве селезёнки у больного, последний должен испытывать очень сильную боль в области живота, что неминуемо должно было привести к полному обследованию внутренних органов сразу по поступлению в медицинское учреждение с целью выявления источника боли и экстренного лечения заболевания. С учётом того, что Чередниченко испытывал, с его слов, сильную боль и тошноту, то можно предположить сильное кровотечение в области разрыва. Согласно мировой медицинской практики спасти в таких ситуациях селезенку, если присутствует разрыв, удалось всего лишь в 1% из всех известных случаев. Накладывать швы на большие разрывы при этом состоянии совершенно бессмысленно. Сильное кровяное внутреннее давление приведет к тому, что швы будут мгновенно расходиться, и кровотечение может начаться повторно. Поэтому чаще всего, приходится полностью удалять этот орган человеческого организма. В то же время, из материалов уголовного дела не усматривается оперативное лечение, выявленного у Чередниченко подкапсульного разрыва селезёнки. Также спровоцировать разрыв могут серьезные острые вирусные и бактериальные инфекции, излишняя физическая нагрузка при воспалительных процессах органа. Как следует из протокола допроса Чередниченко Н.Н. (отец и представитель потерпевшего) – с 06.02.2015г. по 12.02.2015г. его сын болел простудой, и только 13.02.2015г. (то есть за день до исследуемых в уголовном деле событий) вышел на учёбу. В то же время, вопрос о том, что подкапсульный разрыв селезёнки, выявленный у потерпевшего, мог быть вызван последствиями перенесенной болезни экспертом не исследовался. Что в свою очередь так же указывает на необходимость назначения дополнительной судебно-медицинской экспертизы.
12. Так же, при ознакомлении с вещественными доказательствами по делу, мною была осмотрена куртка, в которую был одет Чередниченко, в тот период времени, когда я, с его слов, совместно с Шуляком, наносили ему телесные повреждения. Вызывает сомнение показания Чередниченко в том, что у него от полученных в результате, с его слов, избиения сильно шла кровь из носа. В то же время, на куртке, в ходе изучения, не было обнаружено пятен крови, а имеются лишь какие-то пятна коричневого цвета (не бурого цвета, как засохшая кровь) похожие на грязь. Что так же подтверждается протоколом осмотра вещественных доказательств. По данным пятнам в ходе предварительного расследования не проводилось никакой экспертизы. В связи с чем, так же возникает необходимость проведения дополнительной судебно-медицинской экспертизы пятен на куртке потерпевшего Чередниченко, которая приобщена к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства, в т.ч. на наличие крови Чередниченко.
13. Кроме того, согласно телефонограммы приёмного отделения 5 горбольницы г. Севастополя (детский больничный комплекс), Чередниченко обратился за медицинской помощью в 18 часов 50 минут. В то же время, из показаний Чередниченко следует, что в больницу за оказание медицинской помощи он обратился после 20 часов 00 минут. То есть объективно усматривается противоречие показаний потерпевшего Чередниченко и фактическим обстоятельствам дела. В то же время, следователем Болботом Н.С. не устранены данные противоречия и не установлено фактическое время, когда Чередниченко обратился в приёмное отделение 5 горбольницы.
14. Согласно протокола допроса свидетеля Чредниченко О.А. (мать и представитель потерпевшего) от 19.02.2015г., по приезду домой она сфотографировала синяки и ссадины на лице потерпевшего Чередниченко. В то же время, она пояснила, что на теле Чередниченко Д. каких-либо синяков не было. Однако, в ходе предварительного расследования у Чередниченко О.А. какие-либо фотографии с мобильного телефона не изымались.
15. В то же время, из материалов уголовного дела следует, что следователь Болбот провёл проверку показаний на месте с потерпевшим Чередниченко. В то время как такое же следственное действие с моим участим не проводилось, несмотря на то, что я на протяжении всего предварительного расследования давал показания, которые, на мой взгляд, так же необходимо проверить на месте предполагаемого преступления. Что в свою очередь, имеет существенное значении для установления истины по делу.
__________________
Владимир ГОРДИЕНКО, председатель Центрального комитета

Профсоюз сотрудников органов внутренних дел города Севастополя
http://www.policemagazine.ru/
Владимир Гордиенко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2016, 13:15   #29
Владимир Гордиенко
Член профсоюза
 
Аватар для Владимир Гордиенко
 
Регистрация: 23.03.2014
Адрес: г. Севастополь
Сообщения: 18
По умолчанию

16. Помимо этого, как следует из постановления о привлечении меня в качестве обвиняемого от 10.04.2015г., следователем квалифицированны якобы совершённые мною преступные действия в отношении Чередниченко по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, п. «а» и «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ.
Согласно п. 21 Постановления Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» от 16 октября 2009г. №19 - «Под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренным частью 3 статьи 285 УК РФ и пунктом "в" части 3 статьи 286 УК РФ, следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего».
Согласно Справки Ставропольского краевого суда по поручению ВС РФ, по результатам изучения судебной практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях, связанных с применением насилия или угрозой его применения, указанной категории уголовных дел, по судебным решениям вступившим в законную силу в 2011году и в первом полугодии 2012года – «Причинение тяжких последствий является оценочным понятием и устанавливается с учетом конкретных обстоятельств дела. Оно включает в себя, в том числе и причинение насилия, выразившегося в причинении тяжкого вреда здоровью. Поэтому, по нашему мнению, в случае умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и квалификации действий по п. «а» ч. 3 ст.286 УК РФ, дополнительной квалификации по п. «в» указанной статьи не требуется».
Таким образом, становится очевидным, что следователь при квалификации якобы совершённого мною преступного деяния в очередной раз проявляет заинтересованность незаконно отяготить обвинение, безосновательно вменяя мне совершение преступления по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, при наличии уже имеющейся квалификации по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, что явно противоречит приведённым выше нормам Закона.
Так же, в ходе предварительно расследования не исследовалась мои характеризующие материалы, наличие у меня на иждевении малолетнего ребёнка. Данные характеризующие материалы имеют немаловажное значение для настоящего уголовного дела.
На основании изложенного, руководствуясь ч. 2 ст. 16, ст. 47, 53, 75, 159, 175, 194, 217, 219 УПК РФ,

П Р О Ш У :

1. Исключить из объёма обвинения Мусаева С.Ф. - квалифицирующий признак и состав преступления, предусмотренного п. «в» ч.3 ст. 286 УК РФ.
2. Провести проверку показаний обвиняемого Мусаева С.Ф., Шуляка Г.М. на месте (в порядке ст. 194 УПК РФ), а именно проверить показания в части пути преследования перепевшего Чередниченко Д.Н. и действий Мусаева и Шуляка Г.М. при задержании Чередниченко Д.Н.;
3. Инициировать ходатайство в порядке ст. 1861 УПК РФ о получении информации о соединениях между абонентами и абонентскими устройствами телефонного аппарата, которым пользовался потерпевший Чередниченко Д.Н. в период времени 13.02.2015г.-14.02.2015г., с детализацией местонахождения телефонного аппарата Чередниченко Д.Н.;
4. Инициировать перед руководителем СО Ленинского района СУ СК России по г. Севастополю восстановление в порядке ст. 1581 УПК РФ утраченных материалов уголовного дела – видеозаписей следственных действий проведённых с участием потерпевшего Чередниченко Д.Н., обвиняемого Шуляка Г.М., обвиняемого Мусаева С.Ф.;
5. Изъять в дежурной части ОМВД Ленинского района г. Севастополя видеозаписи с камер видеонаблюдения, расположенных в холле ОМВД Ленинского района г. Севастополя (ул. Ленина, 66) за период времени с 01 часа 00 минут 14.02.2015г. по 07 часов 00 минут 14.02.2015г.;
6. Провести судебно-медицинскую экспертизу пятен куртки потерпевшего Чередниченко Д.Н., на предмет установления источника происхождения пятен, а так же предположительного обнаружения пятен крови на куртке и штанах потерпевшего Чередниченко Д.Н.;
7. Назначить дополнительную судебно-медицинскую экспертизу телесных повреждений Чередниченко Д.Н. на предмет возникновения образования подкапсульного разрыва селезёнки вследствие инфекционного заболевания, а так же на предмет правильности действий медицинского персонала 5 горбольницы при поступлении потерпевшего Чередниченко Д.Н. с сильными болями в области живота;
8. Назначить проведение психофизиологического исследования (полиграф) потерпевшему Чередниченко Д.Н.;
9. Назначить проведение психофизиологического исследования (полиграф) обвиняемому Мусаеву С.Ф.;
10. Изъять в медицинском учреждении по месту жительства потерпевшего Чередниченко ДН. медицинскую карту последнего;
11. Допросить в качестве специалиста врача-вирусолога с предоставлением последнему медицинской карты (изъятой в поликлинике по месту жительства Чередниченко Д.Н.) и истории болезни Чередниченко Д.Н., на предмет образования у потерпевшего подкапсульного разрыва селезёнки вследствие вирусного заболевания;
12. Устранить противоречия между показаниями потерпевшего Чередниченко Д.Н. и телефонограммы приёмного покоя 5 горбольницы в части времени поступления потерпевшего Чередниченко Д.Н. в приёмный покой указанного медицинского учреждения;
13. Допросить в качестве свидетеля ст. следователя СО по Ленинскому району СУ СК России по г. Севастополю Юркевича С.Н. в части касающейся получения объяснений у Мусаева С.Ф. и наличия у последнего телесных повреждений на тыльных сторонах кистей рук;
14. Вынести постановление о прекращении уголовного преследования Мусаева С.Ф. по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, п. «а, в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, в связи с тем, что предъявленное обвинение не нашло своего подтверждения в ходе предварительного расследования;
15. Разрешить участие защитника – адвоката Черноштана П.П. и обвиняемого Мусаева С.Ф., при проведении следственных действий, указанных в п. п. 5-8, 11, 13 просительной части настоящего ходатайства.



Обвиняемый //МУСАЕВ С.Ф.//
__________________
Владимир ГОРДИЕНКО, председатель Центрального комитета

Профсоюз сотрудников органов внутренних дел города Севастополя
http://www.policemagazine.ru/
Владимир Гордиенко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.04.2016, 01:55   #30
Владислав1980
Член профсоюза
 
Аватар для Владислав1980
 
Регистрация: 28.10.2011
Адрес: Краснодарский край, г. Краснодар
Сообщения: 541
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Северный Посмотреть сообщение
Адвокат (если он есть) вполне понятно, у него своя линия защиты, но и мы можем не сидеть сложа руки, а помочь действуя по другой линии.
Вот очень похожий случай из форума "POLICE-RUSSIA", это уже какая-то тенденция. Скоро в ППС иди вряд ли кто захочет, так как могут незаконно привлечь к ответственности. Вот так. http://www.police-russia.ru/showthread.php?t=94539
Владислав1980 вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Вкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +6, время: 14:48.


vBulletin® 3.6.4, Copyright ©2000-2019, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: RSN-TeaM (zCarot)
В случае проблем с регистрацей на форуме пишите сюда yur4672@yandex.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Форум сотрудников МВД Профсоюз сотрудников милиции